Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:24 

Иллюзии, Шухей/Рангику, PG-13, миди, Laora, Zetsuai89

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Иллюзии
Автор: Laora
Бета: patlatanata
Иллюстратор: Zetsuai89
Персонажи/Пейринг: Шухей/Рангику, намек на Хицугая/Хинамори
Тип: гет
Рейтинг: PG-13
Жанр: приключения
Размер: миди (10,4 тыс. слов)
Саммари: Рангику получает отпуск и отправляется на грунт. Поначалу она развлекается, но быстро устает.
Досрочное возвращение к работе приходится очень кстати: в помощь Рангику на грунт направлены Шухей и Тоширо. Им нужно проверить подозрительный район...
Примечания: фанфик написан на Bleach MiniBang-2014
Предупреждения: ООС, сомнительный обоснуй, провисающая матчасть, не шибко убедительные кровавые моменты
Ссылка на скачивание: .txt || .doc
Ссылка на иллюстрацию: .jpg

читать дальше

@темы: Категория: гет, МиниБэнг-2014, Персонаж: Мацумото Рангику, Персонаж: Хисаги Шухей, Рейтинг: PG-13

Комментарии
2014-06-13 в 21:26 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
— Теперь я могу считать себя талантливым экзорцистом, как думаешь? — приосанилась Рангику. — Это ведь иллюзия! Значит, мы можем делать тут все, что пожелаем, хоть бы и освободиться от парализующего заклинания при помощи ментальных умений из приставочных игр! Ой! — одним прыжком преодолев разделяющее их расстояние, Шухей вовремя сбил Рангику с ног — и сгусток ярко-голубого пламени пронесся над их головами, не причинив никакого вреда. Похоже, призрак начал звереть.

Поскорее встав в полный рост, Шухей сосредоточил все внимание на злющем как растревоженный пчелиный рой духе. Призрак попытался испепелить его взглядом, не смог и метнул в противника еще один сгусток пламени — на этот раз зеленого.

Шухей не стал уклоняться или демонстрировать акробатические трюки. Интуиция подсказывала ему — это не поможет.

Нельзя скрываться от опасности, хотя подставляться тоже нельзя. Нужно собраться с духом, с силами и на узкой горной тропинке, лицом к лицу, без тени страха встретить врага. И победить. Иначе зачем вообще сражаться?

В миллиметре от протянутой навстречу руки Шухея пламя помедлило. Остановилось. И медленно, словно колеблясь, опустилось на раскрытую ладонь.

— «Иллюзия»! — почти истерически передразнил Рангику призрак. — Обманщица...
— Не смей называть ее так, — неожиданно властно распорядился Шухей. У него возникло странное чувство раздвоенности: будто со стороны доносился до Шухея его собственный уверенный голос.

Глаза призрака становились все больше и больше — теперь они уже напоминали не плошки, а суповые тарелки.

— Моя иллюзия… — всхлипнул он.
— Это не твоя иллюзия, а наша, — сказал Хицугая. Пока Шухей и Рангику разбирались с призраком, он успел очнуться. И тоже готовил для врага сюрприз.

— Возвращайся в Сообщество Душ, — Шухей скомкал сгусток зеленого пламени в ладони, и не обжигающий магический огонек, на прощание недовольно полыхнув, погас.

Шухей больше не был себе хозяином. И ничего не мог с этим поделать, невзирая на многократные попытки возобновить самоконтроль.

Не хотел. Так будет вернее.

Да. Уходи. Смерть встретит тебя как желанного и долгожданного гостя, с нею ты наконец обретешь счастье, мятущаяся душа, даже после смерти тела вынужденная неотвязно следовать за Пустым, в которого превратился беглый преступник-шизофреник после смерти.

Две личности, две души, неразрывно связанные. Обе испорченные. Но если одна похожа на сгусток мрака, то вторая напоминает обычный призрак. В этом — разница, отличие от обычного Пустого.

— Ты что, очумел?! — не вмешайся так не вовремя Рангику, призрак наверняка повиновался бы Шухею. Но встревоженный возглас, адресованный Шухею, привел в чувство и его, и духа. Они оба вспомнили, кем привыкли себя считать, в чем заключаются их обязанности, и приступили к делу. — Это ведь… так не… мы тоже!..

Шухей оказался за саркофагом раньше, чем понял, что случилось. Потому боевое заклинание призрака не причинило ему никакого вреда, саркофаг. Шухей успел отпрянуть, перекатиться по полу и избежать незавидной участи быть раздавленным. Из каменного саркофага вывалился полусгнивший деревянный антропоидный гроб, а из моментально треснувшего и буквально на глазах распавшегося на отдельные дощечки гроба…

Шухей распахнул глаза.

И каменная, и деревянная, и внешняя, и внутренняя домовины увековечивали изображение погребенного тут некогда человека, что, вообще-то, было неслыханной роскошью. Кажется, этот факт и насторожил Шухея с самого начала. От Киры, с которым они когда-то вели идиотскую «умную» беседу о способах погребения, Шухей знал — внешний, каменный гроб при таком типе погребения не повторяет форму тела человека, в отличие от гроба внутреннего, чаще всего изготовленного из дерева. Собственно, внутренняя домовина и называлась «саркофагом», внешняя носила гордое имя «ковчега»...

А тут — саркофаг в саркофаге. Странно. Очень странно. И трудоемко — сколько сил пришлось приложить резчикам по камню, чтобы придать каменному гробу антропоидную форму! Видно, покоящийся тут мертвец был очень важен в глазах хоронивших его людей. Тогда почему они ограничились тем, что положили своего кумира всего в две домовины? Обычно чем большим почтением пользовался усопший при жизни, тем в большее количество гробов и ковчегов помещают его бренное тело после смерти. И при этом, между прочим, труп пытаются как можно дольше сохранить в неповрежденном состоянии, бальзамируют и заворачивают в бинты, пропитанные специальными зельями и снадобьями.

Здесь же никаких бинтов не было.

В гробу лежала Рангику. Ее лицо было бледным и неподвижным, будто белый мрамор; она не дышала.
Она была мертва.
Но ведь только что стояла здесь. Как такое возможно?

Шухей перевел взгляд на то место, где мгновением раньше была Рангику, и никого не увидел.

— Мацумото пропала, — крикнул Хицугая, — ей удалось! Она выбралась из иллюзии.
— Я бы так не… — Шухей замолчал.

В руках неподвижная Рангику сжимала достаточно длинный, но легкий даже на вид лук. Не боевой, не в рост человека — охотничий, длиной немногим более метра, составной. Плоские ламинированные плечи, склеенные, насколько мог судить Шухей, из перемежающихся слоев благородной древесины, — притом разных пород — и вываренных жил, очень точно изогнутые грифы, к которым крепилась шелково-конопляная тетива... Лук не был снабжен излишней, по мнению Шухея, инкрустацией, не был усилен роговыми накладками или обклеен берестой и вообще выглядел просто и незамысловато.

Но это был самый лучший лук в мире, Шухей мог бы поклясться в этом. Самый надежный. Самый удобный.
Идеальный.

У лука даже тетива не истлела, а дерево так вообще выглядело как новенькое — готовое ощутить на отполированной частыми прикосновениями «рукояти» ладонь нового хозяина. Плоский колчан с целыми, будто неподвластными времени стрелами крепился к нижнему плечу лука с помощью обычного ремня, тоже не выглядящего древним. Такой колчан надо крепить к бедру, за спину забросишь — не сможешь сразу стрелу вытащить...

Это не был саркофаг для человека. «Мертвая» Рангику была как тот гигай на грунте, не настоящая.

Это был саркофаг для лука. Вовсе не труп защищала реацу-что-не-реацу, которую чувствовала тут Рангику настоящая. Нет, она оберегала лук — прекрасное и старинное оружие, которое было вовсе не прочь вновь обрести владельца.

— Шухей! — Хицугая спешил на помощь; несколько картинный взмах призрачной руки — и он отлетел к стене.

Дух стоял над лежащим Шухеем, и рот-щель его кривился в подобии удовлетворенной улыбки. Как-то отчужденно Шухей понял: вот она, смерть. Совсем не мучительная. Быстрая и милосердная. Такой смерти можно даже позавидовать — ведь он успел увидеть настоящую красоту. И даже поцеловать Рангику-сан...

Рангику!
Призрак убьет и ее?
Не будет этого. Скорее, дух исчезнет сам.
Кстати, что это он там шепчет, создавая третий по счету сгусток пламени — теперь уже фиолетовый?

— Двое — единое целое; при жизни и после смерти…

У этих слов должен был быть совсем другой смысл.
Пальцы правой руки Шухея сомкнулись на чем-то гладком, сухом и теплом. Ладонь соскользнула чуть ниже — и совершенно естественным движением легла на рукоять лука.

— Как личность их двое, как тело — одно. Раздели с ними плоть и стань их частью!

— Я буду частью… только того, что выберу сам!

Два голоса слились в один.
Встретившись с выставленным плечом лука, фиолетовый огонь потускнел, задрожал и погас, не обуглив даже квадратного миллиметра деревянной поверхности.

Призрак удивленно захлопал полупрозрачными ресницами. Багровое пламя в глазах-плошках становилось то ярче, то тусклее — в зависимости от того, были подняты или опущены призрачные веки.

Шухей отцепил от лука колчан. На ощупь извлек первую попавшуюся стрелу — трехперую, треугольную по сечению лезвия. Наложил на тетиву. Слегка приподнялся с пола. Прицелился в духа, благо это было несложно. И — мягко отпустил тетиву.

Человек ничего не смог бы противопоставить выстрелу в упор. В таких случаях и кольчуга не спасет...

Но призрак человеком уже не был. Притом довольно давно. А духам обычные стрелы не помеха.

Хицугая неподалеку вяло попытался отлепиться от стенки. Его усилия отчасти увенчались успехом — Хицугая сполз по стене вниз, впрочем, не оставляя за собой кровавого следа, что внушало надежду.

Стрела не пролетела призрака насквозь, как того следовало ожидать, а вонзилась ему прямо в сердце. Вернее, в то место, где у существ из плоти и крови обычно бывает сердце.

Струйка призрачной крови потекла из-под вполне материального древка.

Дух открыл рот-щель. Закрыл. Опять разинул — с таким искренним, обиженным, неподдельным, а оттого — едва ли не потешным изумлением, что Шухею почти стало его жаль.

2014-06-13 в 21:26 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Призрак коснулся древка. Все с тем же удивленным выражением лица поднес испачканные в полупрозрачной крови пальцы к самым глазам-плошкам.

И взвыл. Он не мог понять, в чем дело. Он не хотел прекращать свое «мучительное» существование, он боялся Сообщества Душ...
Он был человечен, несмотря на внешность, а оттого — слаб.

Медленно, сантиметр призрачной субстанции, заменявшей привидению плоть, за сантиметром, не прекращая надрывно подвывать — как же так?! как это могло произойти?! — обреченный дух истаивал.

В последнюю очередь исчез разверстый рот с неясными очертаниями полупрозрачных губ. Стрела, до этого как-то державшаяся в воздухе, немедленно упала на пол.

Шухей посмотрел на лук в своих руках — и не смог сдержать восхищенной, благодарной улыбки.
Впрочем, улыбка быстро покинула лицо воспитанника Шухея, стоило ему взглянуть на лежащего рядом Хицугаю.
«Надо помочь ему. Но как?»

…— Шухей! — кто-то достаточно чувствительно лупил его по щекам. — Эй, Шухей, очнись! Ну же!

Он открыл глаза.
По щекам его била Рангику. Он всегда знал, что у нее тяжелая рука.

— Что… — он сел, недоуменно оглядываясь.
Кажется, именно в этом переулке все началось. Они заметили темное облако, а потом…
Вокруг, кстати, было темно. Не из-за облачка; пока они находились в иллюзорной реальности, стемнело. В небе появилась почти полная луна.

— Капитан Хицугая без сознания, — сказала Рангику ровным голосом. Она не улыбалась и не была такой эмоциональной, как та, другая, бесшабашная, Рангику-иллюзия.

Это была настоящая Рангику.

— Он высвободил банкай… атаковал, но потом… — а вот теперь ее голос сорвался.

— Я не освоила банкай. Только ты… — она говорила быстро и встревоженно; за ее спиной Шухей заметил то, чего не видел сперва.

Пустого. Огромного, похожего на куст из щупальцев черно-фиолетового цвета. Где-то за щупальцами, видимо, была дыра. Но где именно…

— Я же убил его, — сказал Шухей пораженно. — Я же убил призрака.

— Ты убил свою иллюзию! Настоящий Пустой — вот он. Их двое, — Рангику держалась за свой занпакто. — Этот был защищен иллюзией. Теперь мы добрались до него настоящего. Если мы его не остановим… он разрушит город. Я не… берегись! — она отпрыгнула в сторону, не выпуская его рук; удар щупальцев пришелся на то место, где они только что находились. Неподалеку Шухей увидел бессознательного Хицугаю. Должно быть, Рангику оттащила его подальше. Позаботилась о своем капитане в первую очередь…

Завершить мысль Шухей не успел. Невероятной мощи удар выбил воздух из легких; лезвие луны ударило его в висок.

Потом он понял, что стоит на одном колене, упираясь в землю занпакто. По щеке Шухея струилась кровь, и он не знал, живет он еще или уже умер.

Рангику была жива. Он верил; он надеялся на это.

— Шухей! — она возникла перед ним, разведя руки в стороны, будто собиралась обнять, а потом начала падать вперед — медленно и оттого еще более страшно.
Шухей поддержал ее прежде, чем понял, что происходит. Помогать раненым в бою товарищам — почти рефлекс…

Дошло до него секундой позже, когда он рукой ощутил мягкость ее груди.
Это же Рангику. Рангику-сан.
Она ранена.
Она умирает.

В сознании Шухея будто лопнула какая-то струна.
Бережно опустив Рангику на землю, Шухей обнажил занпакто.
Кажется, чуть позже Хицугая все-таки очнулся.

Шухей не помнил — он в первый раз полностью потерял над собой контроль.

***

Все началось с «кроликов» из яблок на тарелке, в больнице Уноханы, куда Шухей и Мацумото дружно угодили. Именно тогда Хицугая понял.

Хицугая не собирался их навещать — слушать непрекращающееся воркование было почти так же тошно, как и непроизвольные стоны боли, которыми то Мацумото, то Шухей время от времени разражались. Капитан Унохана, впрочем, ничего против не имела — пусть воркуют. И стонут.

А затащила в больницу Хицугаю Хинамори. Хотя он, конечно, отпирался как мог.

— Нужно принести им яблок! — настояла Хинамори. — Разве нет, Широ-тян?

Хицугая не смог ей отказать.
И потом очень пожалел — смотреть, как Мацумото нарезает яблоко «кроличьими ушками», морщась от боли, когда думает, что никто не видит, а потом кормит Шухея этими яблоками с рук, оказалось совершенно невыносимо.

Эти сопли были похуже паршивой иллюзии, в которой Хицугая даже банкай не мог высвободить.

Он покосился на Хинамори, с улыбкой наблюдавшую за этой сладкой парочкой, и тяжко вздохнул.
Иллюзии не так и ошибались, в конце концов; что в них, что рядом с Хинамори Хицугая чувствовал себя совершенно беспомощным.

2014-06-14 в 03:35 

Автор, у вас кусок фика в выкладке пропущен, после фразы: Совершенно неуместный стояк остался гигаю, как и дальнейшие разборки с гигаем Рангику.

URL
2014-06-14 в 03:44 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Гость, спасибо, поправила :kiss:

2014-06-14 в 18:11 

Очень красивая иллюстрация. Фик не понравился, извините(

URL
2014-06-14 в 18:19 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Гость, да, иллюстрация замечательная :inlove:

2014-06-15 в 11:34 

Puhospinka
С капитаном Зараки время летит незаметно
Да, рисунок и правда очень симпатичный, спасибо художнику :heart:

А вот фик совсем не понравился - много воды, герои какие-то неприятные, Мери Сьюшная Рангику.
Совсем не мое.

2014-06-15 в 18:29 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Пухоспинка, спасибо большое, что отозвались :heart:
Когда я впервые увидела этот рисунок, то плясала от восторга :heart: :crzfan:

   

Bleach Big Bang

главная